?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Михаил Елизаров

Михаил Елизаров: Я просто не люблю Пастернака
// "Собеседник", №20, 2 июня 2009 года

ВОПРОС: Ваш роман «Pasternak» называли и «красно-коричневым реваншем», и «православным боевиком». Почему именно поэт Пастернак провозглашается демоном русской литературы?

ОРИГИНАЛ ОТВЕТА: Потому что у Пастернака под мышками были вытатуированы свастики!!! Потому, что он шепелявил!!!  За шесть лет с момента выхода романа я в десятках интервью на все лады объяснял, за что не люблю Пастернака, и как личность, и как поэта, и как вредоносную, мироточащую ядом либерально-интеллигентскую икону. От частого употребления все мои аргументы порядком износились. Порой, они уже мне самому не кажутся аргументами. Были люди куда хуже Бориса Леонидовича. Кто знает, от чего пил, что хотел забыть нежно любимый мной замечательный писатель Юрий Олеша? Выходит, я не объективен. Именно так. При этом, я не Бог весть какой знаток творчества Пастернака, меня можно поймать самым банальным образом – прочесть какое-нибудь незнакомое мне четверостишие, спросить: «Хорошо?» - я, бесхитростный, скажу: «Вроде, неплохо» - а мне: «Так это же Пастернак!». Ну, и ладно.  Я его просто не люблю. Это личное. Его стихи далеки от новаторства Хлебникова и обэриутов. Он был академическим полупоэтом, начисто лишенным самоиронии. Вдохновенный рифмоплет, как мальчик из песни про 33 коровы. Страдал от поэтической глухоты: предавал сосну, глох в тупоруб. Ну, не был героем – на фронт корреспондентом не поехал, как Андрей Платонов. Ну, за бабами волочился. Увел жену у Шаламова. Мандельштамма от Сталина не защитил. На труд и на подвиги либеральную интеллигенцию вдохновил. Бог ему судья.

ОТВЕТ В СОБЕСЕДНИКЕ: У Пастернака под мышками были вытатуированы свастики, а еще он шепелявил! Я уже устал объяснять, за что не люблю эту вредоносную либерально-интеллигентскую икону. От частого употребления мои аргументы порядком износились. Да, были люди хуже Бориса Леонидовича. Я необъективен. Я просто не люблю Пастернака. Его стихи далеки от новаторства Хлебникова и обэриутов. Он – вдохновенный рифмоплет, начисто лишенный самоиронии и страдавший от поэтической глухоты. И вообще. На фронте не был. Волочился за бабами. Мандельштама от Сталина не защитил…

<...>

Скриншот мейла Михаила Елизарова Яну Левченко:



<...>

ВОПРОС: За что же Вы так не любите русскую либеральную интеллигенцию?

ОРИГИНАЛ ОТВЕТА: Ее сложно любить. Она рождена для ненависти, как Ксения Собчак. Чтобы относиться к ней терпимо, нужно совершать немыслимые интеллектуальные усилия. Либеральная интеллигенция некрасива. Не умеет себя вести. У нее молочница, близорукость и перхоть. Желтые зубы и лошадиные десны. И наконец, русская либеральная интеллигенция – не русская. При этом она злобна, как бухенвальдская овчарка.

ОТВЕТ В СОБЕСЕДНИКЕ:
Она рождена для ненависти, как Ксения Собчак. Некрасива. Не умеет себя вести. У нее перхоть и близорукость, желтые зубы и лошадиные десны. Она считает, что у нее есть право припечатывать, что хорошо, что плохо. К тому же русская либеральная интеллигенция – не русская. Злобная, как овчарка в Бухенвальде.

полный текст интервью

- Миша, получается, что Вы из Германии приехали в русскую литературу, Как это произошло?

- Мой близкий друг давно звал меня туда, справедливо указывая на то, что в Харькове делать нечего. Самый простой путь был поступить на учебу. Я колебался меджду вокалом и режиссурой. В итоге, все сложилось по иному. В 2001 в издательстве Адмаргинем вышла моя книга «Ногти», в 2002 появился перевод на немецком. Я получил берлинский литературный грант, и так сложилось, что вся эта эпопея с грантами – Кельнскими, Мюнстерскими и проч. растянулась на пять лет. А кроме Германии были Швеция, Австрия, Польша. Европа оказалась очень хороша для работы, но  скудна на материал – в случае меня. Я был поражен. Умудрился провести столько времени в стольких странах и не собрал событий или впечатлений даже на сборник рассказов! А творческие закрома надо пополнять – поэтому и вернулся в Москву.

- Ваш роман «Pasternak» называли и «красно-коричневым реваншем», и «православным боевиком». Почему именно поэт Пастернак провозглашается демоном русской литературы?

- Потому что у Пастернака под мышками были вытатуированы свастики!!! Потому, что он шепелявил!!!  За шесть лет с момента выхода романа я в десятках интервью на все лады объяснял, за что не люблю Пастернака, и как личность, и как поэта, и как вредоносную, мироточащую ядом либерально-интеллигентскую икону. От частого употребления все мои аргументы порядком износились. Порой, они уже мне самому не кажутся аргументами. Были люди куда хуже Бориса Леонидовича. Кто знает, от чего пил, что хотел забыть нежно любимый мной замечательный писатель Юрий Олеша? Выходит, я не объективен. Именно так. При этом, я не Бог весть какой знаток творчества Пастернака, меня можно поймать самым банальным образом – прочесть какое-нибудь незнакомое мне четверостишие, спросить: «Хорошо?» - я, бесхитростный, скажу: «Вроде, неплохо» - а мне: «Так это же Пастернак!». Ну, и ладно.  Я его просто не люблю. Это личное. Его стихи далеки от новаторства Хлебникова и обэриутов. Он был академическим полупоэтом, начисто лишенным самоиронии. Вдохновенный рифмоплет, как мальчик из песни про 33 коровы. Страдал от поэтической глухоты: предавал сосну, глох в тупоруб. Ну, не был героем – на фронт корреспондентом не поехал, как Андрей Платонов. Ну, за бабами волочился. Увел жену у Шаламова. Мандельштамма от Сталина не защитил. На труд и на подвиги либеральную интеллигенцию вдохновил. Бог ему судья.

- За что же Вы так не любите русскую либеральную интеллигенцию?

- Ее сложно любить. Она рождена для ненависти, как Ксения Собчак. Чтобы относиться к ней терпимо, нужно совершать немыслимые интеллектуальные усилия. Либеральная интеллигенция некрасива. Не умеет себя вести. У нее молочница, близорукость и перхоть. Желтые зубы и лошадиные десны. И наконец, русская либеральная интеллигенция – не русская. При этом она злобна, как бухенвальдская овчарка.

- Вам не кажется, что этот радикализм – реакция на советские репрессии?

- Жестокость подпольщика не сравнима с жестокостью легального жандарма. Новое поколение либералов превзошло своих гонителей, добавив к карательному арсеналу советской идеологической машины свой партизанский опыт.

- Ваш роман «Библиотекарь» написан серьезно или с иронией?

- Очень серьезно и с долей иронии. Или даже иронично, но с долей серьезности.

- В «Библиотекаре» советская литература – объект любви или исследования?

- В романе нет обращения к советской литературе. Есть книги выдуманного писателя Громова, обладающие магическими свойствами. Это, если можно так выразиться, «движок» фабулы. В романе не обсуждаются достоинства или недостатки прозы соцреализма. Все персонажи достаточно далеки от литературоведческих вопросов. Никто не обсуждает хороши ли книги Громова. Чтение – это ритуал, метафизическое действо, а не получение удовольствия от текста или сюжета. В центре романа герой, мой ровесник, который сам того не желая, оказывается вовлеченным в сектантские войны. На всякий случай, добавлю, что и ностальгии по Советскому Союза там нет. Есть авторская ностальгия по тем человеческим качествам, которые так умело воспевала советская книжная индустрия  - отвага, верность, дружба.

- Вас часто сравнивают с Сорокиным…

- Мне это сравнение не мешает. А если оно помогает критику в его нелегкой работе, пусть сравнивает. Меня поражает другое, почему меня ни разу не сравнили с Людмилой Улицкой. Это единственный писатель, которому я по настоящему, что говорится, подражаю.

- В Европе Вас переводят?

- Повесть Ногти переведена, некоторые рассказы. Вскоре, по слухам, займутся «Библиотекарем». Мои книги не относятся к тем, за которые хватаются западные издательства. То, о чем я пишу часто идет вразрез с идеологией европейских издательств. Они уже сформировали представление о своей «русской литературе» и следуют ему. Дело даже не в доходах – современная русская литература в принципе убыточна для западного рынка, она не ходкий товар.
.

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
kitaika
Jan. 14th, 2010 08:25 am (UTC)
Привели в соответствие с собственными речевыми стандартами? ай браво.
moscowlights
Jan. 14th, 2010 10:58 am (UTC)
интересно, насчет Улицкой - это он серьезно?
kitaika
Jan. 17th, 2010 11:34 am (UTC)
Почему нет? :) она волшебная.

а у меня, кстати, впечатление, что М.Ю. многое выдумывает прямо на ходу. По умолчанию верю, но допускаю... всякое.
moscowlights
Jan. 18th, 2010 11:08 am (UTC)
она волшебная, бесспорно. Но вот чтоб Елизаров ей как-то подражал... в чем?!
kitaika
Jan. 18th, 2010 12:01 pm (UTC)
Я, честно сказать, не готова к подробному анализу Улицкой. :) На мой взгляд, параллели провести можно - хотя бы в стилях, сказочник-сказочница. Не думаю, что прямое подражание вообще в этом случае возможно, писатели совершенно самостоятельные. Возможно какое-то духовное родство и некоторая общность взглядов, совпадение в этом.
moscowlights
Jan. 18th, 2010 01:44 pm (UTC)
и плюс хороший русский язык, и суперские, выше всяческих похвал детальные описания чего-либо.
kitaika
Jan. 18th, 2010 01:51 pm (UTC)
Точно.
jewsejka
Jan. 19th, 2010 05:16 pm (UTC)
Нет, это была шутка...

"Так, ну по поводу Владимира Георгиевича Сорокина. Его, конечно, выдавливать не нужно по капле. Владимира Георгиевича лучше впитывать, т.е. нужно сжиматься как губка и как-то так падать в то место, где он как-то так вот оставил какие-то свои эманации, но лучше выбираться. Но, в принципе, единственным своим учителем я считаю Людмилу Улицкую. Я считаю, что я подражаю ей и, в принципе, свой роман "Библиотекарь"... это было подражание, называется он "Даниэль Кляйн, библиотекарь", но издатели решили, что это будет несколько похоже и будет напоминать и, в общем, каким-то образом переработали. Насколько мне известно, первую часть отдали на переработку в редакцию газеты "Завтра", где был состряпан отвратительный фашистский памфлет, который доставил в общем-то много негативных минут на букеровской премии, когда уважаемый мной писатель Александр Кабаков сказал, что это фашистский трэш. Я был поражен, что прекрасный финал моего романа, собственно говоря, "Даниэль Кляйн, библиотекарь", когда в Кижах строят синагогу, был вырезан и, в принципе, вставлена отвратительная сцена героев в бункере. Т.е., в принципе, это абсолютная профанация - то, что произошло с этим романом, но пользуясь возможностью, я говорю, что единственная, кого я считаю своим учителем - это Людмила Улицкая".

(отсюда: http://community.livejournal.com/ru_elizarov/61351.html)
( 8 comments — Leave a comment )

Profile

elizarov
ru_elizarov
Михаил Елизаров, писатель

ПОЧТА ДЛЯ ЕЛИЗАРОВА

ru.elizarov@gmail.com

ПО ВОПРОСАМ КОНЦЕРТОВ И ПР.

ru.elizarov@gmail.com

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars